iТОГi

Я тут подумал, что я вроде бы такой весь _некаквсе_, потому не могу уподобляться большинству и писать эти глупые отчёты, ака подведение итогов, за прошедший год.

И я решил подвести итоги за год 2007-ой. Итак.

а год-то выдался удачный в целом, хотя его начало не предвещало ничего хорошего: стрёмная новогодняя ночь (я, пожалуй, и ненавидеть его стал из-за этой ночи), подарившая красивую песню. однако, вселившая надежду и веру в дружбу..

потом боязнь армии и аспирантура. но всё успешно завершилось.
просто куча новых знакомств. почти все офигенно по-своему интересные.
много интернет друзей. знакомство с азаматом и становление админом сплинклаба.

ещё год принес много музыки. знакомство с _тут_было_название_группы_ (прим. редактора) и вливание в колектив. сингл. концерты. первый выход на сцену и сразу 1500 человек. неплохое начало.
проект 3бьюта группе спЛин, снова знакомства. вроде, всё вышло. только пока проект не завершен.
СПАСИБО и раздвоение личности. плазнык.

питер, славный город питер. крыши, гитары ночью.. реки, мосты...
future вычеркнул из памяти! навсегда.
преподавание в Университете, первый зачет.
братишкааа)) у меня есть теперь младший братишка)) он клёвый) люблю его)
и ещё есть клавиши, учусь.

PS: всех с наступающим и пусть ваш новый год будет таким же насыщенным и приятным, как мой 2007-ой))

PS2 (из будущего): какой я был забавный, начинал предложения с маленьких буковок.

On air

Сегодня был первый раз в прямом эфире на радио. Это очень крутое ощущение: ты слышишь каждую эмоцию, каждое дуновение своего дыхания, каждый даже самый маленький смешок. Это очень круто! А я думал, что будут дрожать коленки и слова не смогу из себя выдавить. ^_^

Пропиарил Сансару. Правда вот облажался с песней. Думал о песне "Зонт", а сказал "Танцы". В общем, "Зонт" крутой.



картиночка от моего микрофона. на переднем плане мой интервьюер.

ralphradio.ru

Давно пылился у меня этот пост в уголках моего сознания. И вот наконец..

Все вы конечно знаете о замечательном нижегородском радио в интернет Ralph Radio. Осенью, когда я бросил один фото-проект, я был в разгаре другого проекта. Я делал приложение для iPhone и iPad этому замечательному радио.
И вот пару недель назад оно появилось в AppStore. Качаем, радуемся, репортим баги !!11



А ещё завтра у ральфа день рождения, 3 года им =)
Слушаем прямой эфир целый день. Особливо в районе четырёх часов вечера.

Продолжая цикл любимой Кудряшевой

Про Пенелопу и Марию at a pearly gates.



На небе только и разговоров, что о море.

Перед воротами очередь хуже рыночной,
Тесно и потно, дети, пропойцы, бабищи.
Это понятно - на стороне изнаночной
нет уже смысла выглядеть подобающе.
Топчутся - словно утром в метро на Бутово,
словно в Новосибирске в момент затмения.
десять веков до закрытья - а им как будто бы
десять минут осталось, а то и менее.

Тошно и душно. Скоро там будет кровь или
обмороки. Мария отходит в сторону,
где посвободней, где веришь, что Райский сад.
к хрупкой высокой девочке с тонким профилем,
с косами цвета сажи и крыльев ворона
и с серебряными нитками в волосах.

Смотрят оттуда на всё это злое варево
И им просто приходится разговаривать.

Ты откуда? Я - из большого города,
Я оттуда, где небо не помнит синего,
Добраться до дома - разве что на троллейбусе.
Ты будешь смеяться - родители шибко гордые,
Имечко - Пенелопа, а мне - носи его
Ладно, хорошо, что еще не Лесбией.
А ты откуда? Я тоже, знаешь, из города,
Мои родители были - напротив - лодыри.
когда окликают - я не беру и в голову.
Как Мюллер в Германии, Смит на задворках Лондона.

Но как бы то ни было - я сюда не хотела,
вот если бы он не ушел тогда в злую небыль.
Вот если бы мне хоть слово о нем, хоть тело.
..молчат и смотрят каждая в своё небо.

А мой я даже знаю, куда ушел.
И мне бы - хоть знать, что там ему хорошо.

А в очереди предлагают кроссовки дешево
И сувениры в виде ключей на пояс.
...Ты знаешь, как это бывает - вот так всё ждешь его,
А после не замечаешь, что едет поезд.
И ищешь силы в себе - потому что где ж еще,
И давишь тревогу в объятиях серых пепельниц.
... или тебе говорят: "Ты держись". Ты держишься
За поручень, за нож, за катетер капельниц.

А я была - и внешне так даже чистенько,
Ходила на работу бугристой улочкой,
В метро по вечерам набивалась плотненько.
А муж мой сошел с ума и в конце бесчисленно
Вырезывал колыбельки, игрушки, дудочки,
Он, знаешь, был высококлассным плотником.

Да что я тебе говорю - ты уже ученая.
Пенелопа гладит теплые кудри черные.

Говорит - послушай, но если бы что-то страшное,
То как-нибудь ты узнала бы - кто-то выдал бы
А значит, что есть надежда - минус на минус.
- Мне снилось, что Иосиф ножом окрашенным
На сердце моём его имя навечно выдолбил.
- И мне, ты знаешь, тоже такое снилось.

Их накрывает тень от сухой оливы.
Толпа грохочет, как камни в момент прилива.

Он мне говорил - ну, что со мной может статься-то,
По морю хожу на цыпочках - аки посуху,
В огне не горю, не знаю ни слёз, ни горя.
Цитировал что-то из Цицерона с Тацитом,
Помахивал дорожным истертым посохом.
- Я знаю, Мария. Мой тоже ходил по морю

Мой тоже побеждал, говорил, подшучивал,
Родился в рубашке - шелковой, тонкой, вышитой,
И всё - убеждал - всегда по его веленью.
А если не по его - то тогда по щучьему,
Забрался на самый верх - ну куда уж выше-то,
Не видел, что стою уже на коленях.

И вот еще - утешали меня порою,
Что имя его гремит, словно звон набатный.
Подсунули куклу, глянцевого героя
Как Малышу - игрушечную собаку.

- Я знаю, знаю. Я слышала в шуме уличном,
Что он, мол, бог - и, значит, на небе прямо.
как будто не догадаюсь, как будто дурочка,
как будто бы у богов не бывает мамы.

- Он всё говорил, что пути его бесконечны.
- Конечно.

И гогот толпы - как будто в ушах отвертками,
Как будто камнем в вымученный висок.
Пенелопа нелепо курит подряд четвертую.
В босоножки Марии забился теплый песок.
Ну, что там? Доругались ли, доскандалили?
А было похоже - снег заметал в сандалии,
Волхвы бубнили в ритм нечетким систолам,
какой-то зверь в колено дышал опасливо,
И он был с ней неразрывно, больно, неистово,
О Боже мой, как она тогда была счастлива.

- Да, что мы всё о них... Кстати, как спасаешься,
Когда за окном такое, что не вдыхается,
Сквозь рваный снег гриппозный фонарь мигает,
Когда устало, слепо по дому шаришься
И сердце - даже не бьется, а трепыхается?
- А я вяжу. И знаешь ли, помогает.

Вяжешь - неважен цвет, наплевать на стиль,
А потом нужно обязательно распустить.

И сразу веришь - он есть. Пусть он там, далекий, но
Ест мягкое, пьет сладкое, курит легкие,
И страх отступает и в муках тревоги корчатся.
Но точно знаешь - когда-нибудь шерсть закончится.

Наверно просто быть кошкой, старушкой, дочерью
Кем-нибудь таким беззаботным, маленьким.

- Эй, девушки, заходите. Тут ваша очередь!
вы кажется, занимали тут.

Он смотрит на сутулую стать Мариину,
на Пенелопин выученный апломб.
И думает - слышишь, кто-нибудь, забери меня,
Я буду сыном, бояться собак и пломб.
Я буду мужем - намечтанным, наобещанным
Я буду отцом - надежней стен городских.
Вот только бы каждый раз когда вижу женщину -
Не видеть в ее глазах неземной тоски

И стоит ли копошиться -
когда в них канешь, как
Будто сердце падает из груди,

Как будто вместо сердца теперь дыра.
И он открывает дверь в их неброский рай

Где их паршивцы
сидят на прибрежных
камушках
и никуда не думают уходить.
anime

Не отпускает, не слушает

Как же я люблю её эти "кровавые боевички"



А мало слов не проще, чем слишком много, ведь в "много" можно слукавить, сплясать с глаголом, в обрывке текста холодно, мерзнут ноги, на круглой сцене стоишь, понимаешь, голым, ни вверх, ни вниз, скребешь позвоночник ногтем, прикроешь кожу - вылезет сердцевина, певец, сломавший звук на высокой ноте, Зази в Метро - непринято, нецивильно. Все ходят тыкают пальцем бормочут: "Хокку"... Да, танка, Танька на танке, ну, звездануться, всё хокку, хокку... им натрепать бы холку, а после чай и во что-нибудь завернуться. И ты на виду - неважно, минуту, час ли, общественного внимания хранитель. Солон говорил: "Пока не помрешь - несчастлив. Помрешь - напишут что-нибудь на граните."
За годом годы - сколько по ним ни ёрзай, чем дальше тем всё более всем паршиво. Пойми, лисица, это уже серьезно - у Серой Шейки клювик острее шила. Потом собирать по снегу кровавый бисер, размазывать по поверхности грусть-кручину. Пойми, тупица, маленький принц разбился, земля его слишком яростно приручила. Журавль больше не приглашает в гости, у журавля закончилось угощенье, он ест крупу, просроченную по ГОСТу, он полон зла, обиды и отвращенья... Ну что стоишь, неясно? За рыбу шекель... Мечтаешь да? О хлебе, тепле и крове... Беги скорее от полоумной Шейки, беги, скорей, пожалуйста, я прикрою.
А с неба сыплет, сыплет густую манку, как будто всё опять происходит снова, пусти меня на минутку, я в гости к мамке, я не сбегу, ну, вот тебе честнослово. Пусти наверх, я сразу, обнять родную, коснуться зеленых веток, послушать чаек... Послушай, дорогая, а может, ну их, садись, накормим Цербера, выпьем чаю, обнять ей, понимаешь, потрогать ветки... а выпить там нектарчику - нет, не тянет? Олимп разрушен во время Второй Советской и там теперь стоит детский сад "Нефтяник". Помпея, кстати, сдохла в потоках лавы, я слышал, что никто оттуда не вышел. Поникли лютики, дружно увяли лавры, садись, дружок, и ну их, всех тех, кто выше.
Наш самолет взлетает, бежит по полю, ремни, окошки, кресла, в руках пакетик. Всё кончилось ненароком, никто не понял, два ломких слова хрустнули на паркете. А дальше - всем прекрасно, а я не в теме, а я реву белугой, мороз по коже, всё кончено, грачи давно улетели и цирк уехал, клоуны, кстати, тоже. На танке Танька, Лана в аэроплане, на поезде... впрочем, хватит, неинтересно, Сосредоточься. Надо не сдохнуть в хламе. Ремни, окошки, поле, пакетик, кресло. Два слова - слишком мало даже для хокку, но больше нет, у смертных, у горемычных, держу, храню в кармане свою находку, такой вот ключ к свободе, крючок, отмычка. Лисица убегает, следы-цепочка, за что мне это всё, по каким причинам.
Да что ты там, не грусти, это всё цветочки. Земля тебя слишком намертво приручила.

Большой пост про маяковского и ко

Для бэкграунда. Включить перед прочтением:



Много фоток без ката про москву и ко. Дисклеймер: всё написанное является моим личным воприятием, никакого отношения к действительности неимеющим.

Как всегда длинные переходы между станциями по кольцевой.



Впрочем, и сама москва как всегда прекрасно-ужасна.



Дабы дни не прошли впустую, мы приобщались к культуре, сходив в музей Маяковского на Лубянке.



На подвиги способен не только Лев Николаевич.



Сам музей выглядит очень внушительно. Там четыре (кажется) этажа, соединенных винтовой лестницей и много кривых предметов.



Маяковский был проказником.



И любил рисовать. Иногда убийства людей.



Иногда голых мальчиков на прозрачных конях.



Между тем музей полон вещей, которые были как бы то ни было с ним связаны. Например, эти обертки от карамели.



Конечно же не обошлось без агитационных плакатов его авторства. За день до выборов казалось актуальным =)



Нет на свете прекрасней одёжы, чем бронза мускулов и свежесть кожи!



О да, и конечно же паспорт!



Так же целый стенд смешно-наивных записочек, которые видимо ему передавали на поэтических вечерах. "Были ли вы знакомы с В.Хлебниковым? Что от него восприняли? Ваше мнение о нём? Верно ли, что он гениальный поэт нашего времени, и вы перед ним - мразь? В.Дубов."
Ох уж эти Дубовы.



И полно черновиков (жалко у него не молескинчики были)
"Я родился, рос, кормили соскою. Жил, работал, стал староват... Вот и жизнь пройдёт, как прошли Азовские острова."



В общем, поездка удалась.

Путевые заметки два

Как я уже говорил, возвращаться мне нравится больше, чем уезжать. Сейчас я в купе Буревестника на шесть сидячих мест один. Мне повезло. Весь вагон пускает слюни на моё купе, деля свои места с соседями. А я еду один. Приятная обстановка, подсвеченная ночником, чашка чая, фильм с айпэда и книжка. Только вот прозрачность дверей моего купе немного стесняет очутиться дома. Посмотрев шоу трумана, почувствовал себя в его шкуре.

А москва ничего. Только каждый раз оставляет разные ощущения. Купил молескин, ощущаю себя трушным хипстером.

Posted via LiveJournal app for iPad.

В пути

Вот я и в поезде. Когда же я в последний раз ездил на поезде? Кажется, это было ещё в прошлом году, когдамы ехали в Стокгольм. А ведь люблю уезжать из этого города. А ещё больше я люблю возвращаться.
В нашем вагоне всего 6 элекронных регистраций. Непонятно почему люди не пользуются этим? Не нужно заботиться о билете, просто идёшь с паспортом.
А ещё в каждом вагоне обязательно есть свинья, которая не мылась уже неделю. Покройся одеялкой и не воняй, плиз!
Что же, встречайте меня и пойду я читать книжечку.

Posted via LiveJournal app for iPad.

anime

Старое

поцелуй его в небо
этот город
весёлый и чистый
огромный.
в улыбки каналов
паутинки улиц
во множество мостов
перекрёстков
светофоров
башенок
домов-колодцев
печально-красивых
и новых.

через Мойку на площадь
полощет
бока лодка
на фотках.

Posted via LiveJournal app for iPad.

На прошлой неделе

Совсем не было времени вам сюда написать.

А было вот что:
Первое. Я наконец-то поставил на новенький компьютер OSX Lion. Поставился он с матюками и подхачиваниями, но успешно и теперь радует меня своим наличием и красотой на PC.



И второе. Купил билет на Radiohead! Наконец-то я увижу Radiohead! К тому же я всегда мечтал побывать в Италии.
RADIOHEAD БЛЕАТЬ !!!11